Книги о мебели
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Стулья и кресла

Вопрос о том, когда и как появились кресла и стулья в Китае, каким образом происходил переход от обычая сидеть на полу к употреблению мебели, остается до сих пор не выясненным. Можно предположить, что в данном процессе участвовали две встречные тенденции: одна была результатом внешнего влияния, другая заключалась в модификации традиционных национальных форм. Исследователи расходятся в оценке роли занесенных извне и местных факторов в сложении форм кресел и стульев в Китае. Нам кажется, что решающим фактором была эволюция традиционно китайских форм. Видимо, развитие шло от все более широкого применения различных платформ типа та, чуан, кан к индивидуальным сиденьям, на которых сидели свесив ноги. Когда к последним прибавили спинку и подлокотники (а спинки были уже у некоторых та и чуан), получилось кресло в современном смысле этого слова. Уже в ханьскую эпоху появились некоторые формы и детали, составившие характерную особенность всей китайской мебели последующих эпох, но основные перемены приходятся, как вполне убедительно считает С. Фитцджеральд, на IX - X вв., когда стулья и кресла стали обязательным элементом обстановки в домах знати. К концу XII в. они распространились и среди всех слоев населения [136, с. 5].

Однако фактор иностранного влияния также сыграл определенную роль в рассматриваемом процессе. Источники, по которым можно было представить, откуда и через какие страны в Китае могли познакомиться с формами иностранных кресел и стульев, к сожалению, очень малочисленны. В течение I тыс. н. э. мебель в быту состоятельных слоев общества широко употреблялась в Европе (античной и христианской), в Египте и на Ближнем Востоке1, в районах Парфянской державы (детали мебели из Нисы) [44], в Индии.

1 (Единообразная для всего мусульманского мира концепция жилого интерьера окончательно сложилась после X в., а в таких районах, как Египет и Месопотамия, где мебель была не нововведением пришлого греческого населения (как в Средней Азии), а имела собственное прошлое, стулья и кресла частично сохранились в быту и в эпоху раннего средневековья [40, с. 310, 315, 344, 357].)

Активность контактов с Индией, проникновение и распространение буддизма в Китае в первой половине I тыс. наводят на мысль о возможности знакомства китайцев с формами индийской мебели. Есть сведения о том, что китайские буддийские монахи в подражание своим индийским братьям во время трапезы сидели на стульях [164, с. 22 - 24]. В Британском музее находятся остатки стула, найденного на территории Китая и датируемого III - IV вв. н. э. [162, табл. VII]. Это деревянная рамообразная конструкция из четырех квадратных в сечении ножек и поперечных пластин, скрепленных деревянными шипами. Сиденье было прямоугольным, а спинка, вероятно, прямой. "Самым интересным в этом древнем образце мебели, который дает очень близкие аналогии декоративным мотивам, известным по гандхарским рельефам, - пишет Арел Стайн, - является четы-рехлепестковый цветок, по форме приближающийся к большому пурпурному лотосу и чаще всего встречающийся на подобных рельефах, а также хорошо известный по некоторым индо-коринфским капителям" [161, с. 334]. Однако влияние индийских форм на последующее развитие китайской мебели почти не прослеживается. Исключение составляют архаического вида кресла из буддийских монастырей - в них заимствованные элементы легко угадываются на фоне специфически китайских черт [120, табл. CCCXVIII № 512].

С античной Европой Китай поддерживал непосредственные торговые отношения, но среди сохранившихся перечней товаров, вывозимых из Римской империи в Ханьское государство, мебель не упоминается [32, с. 176]. Купцы благоразумно не загружали свои корабли таким громоздким и не очень дорогим товаром, как стулья и кресла, которые тогда вряд ли бы пользовались спросом среди китайских, покупателей. Формы средневековой западноевропейской мебели были довольно примитивны и малочисленны. Известный подъем мебельного дела произошел лишь к XV в., т. е. в то время, когда в Китае уже давно существовали собственные развитые и современные формы мебели.

Анализ отношений Китая с Византийской империей, специально проведенный С. Фитцджеральдом с тем, чтобы выявить наличие возможности заимствования каких-либо форм мебели, показал, что данный процесс был маловероятен и в текстах нигде не зафиксирован [136, с. 36 - 43].

Единственным предметом, о котором сами китайские источники говорят как о заимствованном, было так называемое хучуан (букв, "варварское сиденье"). С. Фитцджеральд предпринял специальную попытку исследовать его на основании данных, собранных в династийных хрониках и художественной литературе.

Традиция приписывает введение хучуан ханьскому императору Линди (Лю Хун; 168 - 189), которого отличало пристрастие к варварским (ху), т. е. некитайским, одеждам, палаткам и сладостям. Придворные круги следовали императорским вкусам, но в последующие времена из всех нововведений Линди сохранились только хучуан и хубин (небольшой сладкий кекс). Иероглиф "ху" означает некитайские племена. Поскольку кочевые народы к северу от Ханьской империи не знали никакой мебели, то появление хучуан связывается с племенами, жившими на западе, которые сыграли роль проводников иностранного влияния на Китай [136, с. 8]1. Современный исследователь Дж. Чэпмэн установил, что упоминание о хучуан в связи с Линди, от которого исходит в своих рассуждениях С. Фитцджеральд, взято из вторичного источника, а именно "Сюй хань шу" ("Книга преемствования династии Хань"). Оригинал текста был утерян. Дж. Чэпмэну удалось найти более точное воспроизведение утраченного текста в "Хоу хань шу" ("Книга поздней ханьской династии"). Там сказано, что император Линди любил варварские одежды, варварские шатры, хучуан, хуцзо, варварскую пищу, варварские кун хоу (струнный музыкальный инструмент), варварские флейты и варварские танцы [116, с. 426]. Таким образом, обнаруживается упоминание еще одного предмета для сидения - хуцзо.

1 (Слово "ху" указывает как на северные племена, так и на западные. Например, согдийцев китайские авторы также обозначают словом "ху". Буддизм в Китае назывался "хуцзяо", индийская музыка - "хуюэ".)

Из письменных свидетельств, собранных С. Фитцджеральдом, становится ясно, что хучуан представляло собой большой складной табурет, на котором еще длительное время сидят не свесив, а поджав под себя ноги. Мягкое плетеное сиденье и перекрещивающиеся ножки позволяли быстро складывать сиденье, что было удобно для его переноски. Хучуан пользовались вне дома: в саду, в поездках, во время сражений. Сохранились сведения, что знаменитый полководец Ян Гунцзе (ок. 500 г.) наблюдал за ходом сражений, восседая на хучуан. Противники заметили Ян Гунцзе и стали в него стрелять, но промахнулись, и одна из стрел вонзилась в хучуан [136, с. 10]. Китайские военачальники последующих столетий по традиции восседали на креслах, напоминающих по форме хучуан [74, т. 5, с. 1906]. Сидеть на хучуан в помещении долгое время считалось нарушением правил приличия. В жизнеописании некоего Ван Тяня приводится эпизод о том, как, решив прервать нежелательный для него визит Се Ваня, Ван Тянь вышел к гостю с распущенными волосами и сел на хучуан. Такой образ действий был воспринят влиятельным аристократом как оскорбление, и он покинул зал [136, с. 21]. В последующие столетия количество зафиксированных в письменных источниках случаев употребления хучуан в интерьере увеличивается. В VI в. У Цзяньу написал стихотворение, восхваляющее хучуан. Из текста его следует, что хучуан ставилось в залах при приеме иностранных гостей, использовалось военачальниками во время сражений и на парадных смотрах войск, а также в частных домах [136, с. 29]. В X в. хучуан было обычным элементом убранства дворцовых залов. В династийной истории сообщается, что лянский император Тайцзун (Чжу Вэнь, Хуан; 907 - 912) в гневе на ослушавшихся его генералов бросил в них хучуан [136, с. 29]. В сунское время при встрече близких друзей хучуан служило как почетное место сидения во внутренних покоях дома [136, с. 30].

Относительно хуцзо сведений, кроме приведенных в "Хоу хань шу", пока не обнаружено. Ясно только, что эти сиденья достаточно отличались друг от друга, чтобы их можно было перечислять как самостоятельные. Дж. Чэпмэн предполагает, что хуцзо служило для сидения, но сидели на нем, свесив ноги. В отличие от хучуан хуцзо использовалось преимущественно в помещениях [116, с. 429]. Дж. Чэпмэн пытается отождествлять изображенные на росписи в "Гробнице танцующих" из Тун-гоу (III - VI вв.) сиденья с хуцзо. Захоронение расположено в северо-восточной части современного Китая, в древности принадлежавшей некитайскому (корейскому) населению. Сиденья имеют четыре довольно высокие ножки, так что сидят на них, свесив ноги, что, с точки зрения официальных китайских представлений тех лет, считалось (как уже говорилось) неприличным. Так как других данных о хуцзо в настоящее время нет, то имеет смысл воздержаться от каких-либо определенных заключений, но одновременно следует учитывать возможность достоверности гипотезы Дж. Чэпмэна.

В музее Торонто находится загадочная бронзовая статуэтка, изображающая сидящего в кресле человека [162, табл. 1, 162, табл. IX]. Основываясь на датировке статуэтки ханьским временем, Л. Х. Стоун начинает историю кресла в Китае с первых веков нашей эры. С. Фитцджеральд относится к данному памятнику с большей критичностью. Он замечает, что, во-первых, статуэтка была найдена не в гробнице, а датирование производилось на основе качества бронзы. Во-вторых, само существование кресла вступает в противоречие с письменными источниками, в которых неоднократно упоминаются чуан и та, но не называются по-китайски кресла. Даже вне вопроса о дате статуэтка содержит весьма противоречивую информацию. Человек сидит не свесив, а поджав под себя ноги, т. е. явно не так, как подразумевает конструкция кресла. Форма его, с выступающими краями верхней горизонтальной планки, почти идентична тому специфически китайскому типу кресел, который можно достоверно представить по изобразительному материалу X - XI вв.

Остается принять, как наиболее убедительную на сегодняшний день, точку зрения С. Фитцджеральда, по которой сложение формы кресла жесткой конструкции происходило между 750 к 960 гг. "Даже если предположить, - пишет С. Фитцджеральд, - что имелись более ранние формы, забытые или утерянные в бедствиях, сопутствовавших концу ханьской династии, все же представляется очень странным, что этот ранний прототип, известный по единственному экземпляру, оказался столь похожим на вид кресла, сложившийся много столетий спустя" [136. с. 60].

В процессе сложения форм китайского кресла действовали две встречные тенденции. Одна из них касалась интерьера и заключалась в развитии форм чуан и та - появлению у них ограждений, подставок под спину. Другая тенденция состояла во все более широком, употреблении хучуан за пределами дома: в походах, в саду, а главное - в эпизодическом использовании хучуан в самом интерьере1. Исключать возможность наличия в-данном процессе еще каких-либо пока не выявленных факторов иностранного влияния вряд ли имеет смысл. Но, с другой стороны, совершенно очевидно, что важны были не они, а внутренняя потребность и готовность к переменам. Однако память о том, что новая концепция убранства жилого интерьера пришла на смену предшествующей ей иной концепции, имевшей свою длительную историю, еще долго будет сохраняться в языке и традиционных представлениях о приличиях2. На основе свитка "Праздник Цинмин на реке Бяньхэ", в котором Чжан Цзэдуань (XII в.) отобразил картинку современной ему жизни, возможно утверждать, что описанный процесс охватил все слои китайского общества3. Переход к широкому использованию кресел и стульев автоматически повлек за собой увеличение высоты столов, способствовал развитию новых форм мебели.

1 (Как показывает собранный С. Фитцджеральдом материал, это отмечалось лишь во время приема близких друзей.)

2 (Поза со скрещенными ногами считалась особенно почетной; императоры во время приемов восседали на тронах именно в данной позе, подчеркивая тем самым свою преемственность от правителей древности.)

3 (Утверждение Р. Уилхелма о том, что во времена сунской династии "люди сидели на циновках, как и до сих пор в Японии" [169, с. 39], опровергается также и очерком Чжу Си [1130 - 1200) "Гуйцзо бай шо" ("Пояснение о парадных сиденьях"), содержащим наставление его ученику Бай Лутуну о древнем способе восседания на циновках. Из текста очерка ясно, что обычай сидеть на полу на циновках в значительной степени ушел в прошлое и был объектом специализированного изучения уже при Сунах [136, с. 68].)

Современный китайский автор Чжу Цзяцзинь выделяет восемь основных видов традиционных форм кресел и стульев: чуанши и, цзяои, дэнгуаши и, итунши и, тайши и, гуаньмаоши и, мэйгуйши и, цзюаньи. В названии каждого вида главным является иероглиф "и", к которому добавляются соответствующие определения. Иероглиф "и" встречается уже в "Шицзине", но там он обозначает сорт дерева, а не предмет.1

1 (Чжу Цзяцзинь считает, что в тексте "Шицзина" ("Книга песен") иероглифы "и", "тун" и "цзы" являются различными наименованиями "цюму" (96, с. 3], т. е. Catalpa kaemferi.)

Самые древние истоки, видимо, имеют чуанши и и цзяои. Термины в переводе означают "кресло в форме чуан" и "складное кресло". Первые восходят к чуан и та, вторые - к хучуан, Чуанши и были всегда не парны и считались наиболее почетным сиденьем. В качестве императорских тронов они назывались баоцзо ("драгоценное сиденье") или юйцзо ("высочайшее сиденье"). Чжу Цзяцзинь кратко характеризует несколько разновидностей чуанши и. Для всех них характерны большие размеры и наличие подлокотников; разница заключается в формах спинок и завершении ножек. Спинка могла быть в виде пяти-створчатой ширмы с прямым верхом, но могла быть изогнута наподобие арки, а подлокотник постепенно понижался. На передних ножках вырезалось по дракону, третий дракон был на спинке. В музее Гугун имеется только один такой трон. По характеру лакового покрытия он относится к периоду правления Шицзуна (Чжу Хоуцзун; 1522 - 1566) [96, с. 4]. Третью разновидность чуанши и отличают от предыдущей несколько меньшие размеры; спинка наверху также изогнута, резные драконы извиваются на подлокотниках и спинке - это наиболее характерная форма цинского трона. Позади таких чуанши и ставились ширмы, а по бокам - подставки с опахалами. Спинка в виде трех створок отличает четвертую разновидность чуанши и. Все это парадные формы кресел, предназначавшихся для императорских залов и использовавшихся при особо торжественных церемониях. В быту китайской знати использовались чуанши и, близкие по форме дворцовым тронам, но имевшие более скромное назначение: они ставились за большими шуань (стол для чтения книг) или перед окном, за которым открывался красивый вид. Широкое сиденье огораживали глухая спинка и подлокотники, украшенные резьбой или росписью по лаку. Четыре массивные ножки на концах сгибались в завиток и упирались в нижнюю раму. На сиденье и к спинке полагались плоские подушки (рис. 7).

Рис. 7. Кресло-чуанши и, выполненное из цзытань. Резьба - цветы и листья лотоса. Династия Мин. Прорисовка
Рис. 7. Кресло-чуанши и, выполненное из цзытань. Резьба - цветы и листья лотоса. Династия Мин. Прорисовка

В письменных источниках упоминаются сяньи ("сянь" - даосский отшельник) и чаньи ("чань" - школа в буддизме) [96, с. 41]. Видимо, их можно отождествлять с креслом, изображенным на свитке, приписываемом Янь Либэню (VII в.), "Хитроумное приобретение Сяо Ием оригинала "Ляньтин Сюй"" [78, т. 1, ил. V - VII). Почти такие же кресла видны на минских гравюрах [162, табл. XVII, XVIII). Кресла сделаны из наплывов и сучковатых стволов, сиденья особенно просторны, - чтобы скрещенные, как при "позе лотоса", ноги могли на них свободно уместиться. Высота кресел невелика (рис. 8).

Рис. 8. Изображение даосского священнослужителя, сидящего на кресле из наплывов и сучковатых стволов. Прорисовка гравюры 1615 г.
Рис. 8. Изображение даосского священнослужителя, сидящего на кресле из наплывов и сучковатых стволов. Прорисовка гравюры 1615 г.

Под термином "цзяои" подразумеваются складные кресла с перекрещивающимися в виде буквы "х" опорами, спинкой и подлокотниками. Прекрасный образец цзяои времени династии Мин находился в собрании музея Гугун (рис. 9). Полукруглая планка единым плавным изгибом образует и спинку и подлокотники. По форме цзяои восходит к хучуан. В минской энциклопедии "Сань цай ту хуэй" дается прорисовка складного кресла с прямой спинкой и также прямыми, но слегка загибающимися на концах подлокотниками (рис. 10). Ван Ци приводит данную прорисовку в качестве иллюстрации к хучуан, хотя известно, что у хучуан первоначально спинок не было. В минское время, согласно комментариям автора энциклопедии, такое кресло называлось цзюй вэнь ("опьяневший старец"). Форма его варьировалась, но каждый из вариантов так или иначе был связан с хучуан [74, т. 3, с. 1339]. Развитие цзяои из хучуан, как считает С. Фитцджеральд, завершилось к концу XII в. [136, с. 15]. Именно тогда само название хучуан выходит из употребления, его заменяет цзяои. Ссылаясь на письменные источники, по которым у хучуан не было спинки, С. Фитцджеральд отвергает датировку ханьским временем двух опубликованных в книге Л. Х. Стоун оттисков рельефов с изображением цзяои [162, табл. IV и V]. Рельефы датируются им сунским временем.

Рис. 9. Складное кресло-цзяои, выполненное из хуанхуали. Династия Мин. Прорисовка
Рис. 9. Складное кресло-цзяои, выполненное из хуанхуали. Династия Мин. Прорисовка

Рис. 10. Складное кресло-цзяои. Прорисовка из 'Сань дай ту хуэй'
Рис. 10. Складное кресло-цзяои. Прорисовка из 'Сань дай ту хуэй'

Х-образная конструкция в основе своей проста; в Месопотамии и Египте складные табуреты были известны уже во II тыс. до н. э.1. Изогнутая спинка, напротив, очень трудна в изготовлении. Считается, что она изобретена греками и была довольно широко распространена в античную эпоху (особенно у римских так называемых куруальных кресел) [157, ил. 19]. Знали стул с изогнутой спинкой и в Индии2. Но нигде, кроме Китая, не произошло соединения этой сложной спинки с простыми Х-образными ножками. Поэтому Л. Х. Стоун предполагает, что изображенные на рельефах кресла скорее всего китайского происхождения [162, с. И]. Изображения цзяои, встречающиеся на сунских свитках [85, ил. 67 и 71], ничем не отличаются от представленных на рельефах. Глиняные модели цзяои в больших количествах находят в Минских захоронениях [162, табл. XII - XIV]. Как и хучуан, цзяои предназначались для путешествий и загородных прогулок.

1 (См. месопотамские печати с изображением ритуальных сцен (110, ил. 268] и терракотовый рельеф с изображением арфиста (110, ил. 279; 156, табл. XIV, 1]. Египетский складной табурет датируется примерно 2000 г. до н. э, [157, ил. 1].)

2 (На рельефе начала нашей эры из Амаравати изображен стул с изогнутой спинкой [138, т. 2, с. 40, ил. 28].)

Кроме описанных выше чуанши и и цзяои существуют кресла и иной формы, но их роднит общность тех или иных деталей. Таити и (букв, "кресло великого учителя") в отличие от чуанши и всегда парны, к тому же они меньших размеров. Широкое прямоугольное сиденье поддерживается четырьмя ножками, нижние перекладины могут отсутствовать. Спинка трехчастная, причем центральная часть значительно выступает над боковыми и иногда отогнута назад, подлокотники уступчатой формы (рис. 11). У гуаньмаоши и (букв, "кресло [со спинкой] в форме шапки чиновника") спинка без центрального выступа, все же остальные элементы одинаковой конструкции, такие же, как у тайши и [96, рис. 9]. Сиденье, однако, может быть и шестиугольным, но тогда соответственно количество ножек увеличивается до шести, а спинка приобретает слегка вогнутую, наподобие панциря черепахи, форму (рис. 12). Если спинка и подлокотники состоят из ряда вертикальных планок, напоминающих зубья расчески, то это отражается на названии кресла, которое звучит в таких случаях как гуаньмаоши шубей и (т. е. "кресло в форме шапки чиновника и зубьев расчески"). Размеры кресел большие, в среднем 66×50 см при высоте сиденья 51 см, общая высота - 91 см [96, рис. 10; 130, рис. 88, 89] (рис. 13).

Рис. 11. Кресло тайши и, выполненное из цзытань; вставки из фарфора. Время правления императора Юнчжэня. Прорисовка
Рис. 11. Кресло тайши и, выполненное из цзытань; вставки из фарфора. Время правления императора Юнчжэня. Прорисовка

Рис. 12. Кресло гуаньмаоши и, выполненное из хуанхуали. Династия Мин. Прорисовка
Рис. 12. Кресло гуаньмаоши и, выполненное из хуанхуали. Династия Мин. Прорисовка

Рис. 13. Кресло гуаньмаоши шубей и, выполненное из хуанхуали. 62×41 см; общ. выс. 82 см, выс. сиденья - 49 см. Прорисовка
Рис. 13. Кресло гуаньмаоши шубей и, выполненное из хуанхуали. 62×41 см; общ. выс. 82 см, выс. сиденья - 49 см. Прорисовка

Кресла на четырех ножках с прямой, без выступов, спинкой и подлокотниками, начинающимися от середины высоты спинки, Чжу Цзяцзинь называет мэйгуйши и (букв, "кресло в форме мэйгуй")1 (рис. 14) [96, ил. 6; 131, ил. 81; 108, т. 2, ил. 181]. У Г. Экки данный вид кресел назван фушоуи, т. е. просто стул с подлокотниками. Спинка обычно имеет центральную доску, а боковые проемы оставлены незаполненными. Характерны довольно большие размеры сидений: 56×43,5 см, общая высота 91 см, высота сиденья - 44,5 см [130, ил. 81]. У минских мэйгуйши и ножки круглые в сечении, у цинских - квадратные [96, с. 6].

1 (Слово "мэйгуй" имеет значения: 1) минерал биотит; 2) роза; 3) название вина. Какое из данных значений имеет в виду Чжу Цзяцзинь, неизвестно. Отчасти каждое из значений имеет право на включение в перевод термина.)

Рис. 14. Кресло мэйгуйши и, выполненное из хуанхуали. Династия Мин. Прорисовка
Рис. 14. Кресло мэйгуйши и, выполненное из хуанхуали. Династия Мин. Прорисовка

Если изогнутая спинка, такая, как у цзяои, сочеталась с прямоугольным сиденьем на четырех ножках, то кресло называлось цзюаньи (букв, "круглое [или овальное. - В. Б.] кресло") [74, т. 3, с. 1339; 96, ил. 14; 130, ил. 85 - 87; 108, т. 2, ил. 183) (рис. 15). Технически и эстетически трудная задача перехода от прямоугольного сиденья к овальной спинке решена с помощью двух планок у подлокотников и обычного, трехчастного строения спинки. Высота кресел около метра, высота сидений 48- 52 см, а площадь - 59 (62)×48 см.

Рис. 15. Кресло цзюаньи, выполненное из хуанхуали. 62X48 см; общ. выс. 102 см, выс. сиденья 52 см. Династия Мин. Прорисовка
Рис. 15. Кресло цзюаньи, выполненное из хуанхуали. 62×48 см; общ. выс. 102 см, выс. сиденья 52 см. Династия Мин. Прорисовка

На цзюаньи конструктивно похожи цзяои ("цзяои" означает "носилки"). Они высоки и имеют специальные приспособления для крепления жердей, с помощью которых кресло поднимают и несут1. Цзяои использовались и в помещениях, причем ставились около чуан или в каком-нибудь другом углу [96, с. 5].

1 (При монастыре Баймасы, в захоронении № 6, датируемом временем династии Мин, найдена керамическая модель цзяои. Круглые скобы для крепления жердей находятся сразу под сиденьем, там, где начинаются передние ножки.)

У всех описанных выше видов кресел и стульев сиденья бывают или деревянные, или плетеные (из тростника, кожи, веревок), или из тонких каменных плит. В спинки цинских кресел монтировались фарфоровые пластины и пластины из эмали.

Китайские кресла и стулья на несколько сантиметров выше европейских. Не достающие до пола ноги упирались или в нижнюю переднюю перекладину, специально слегка выступающую вперед, или ставились на цзяота - низенькую подставку для ног высотой 10 - 13 см. Для парадных кресел (таких, как чуанши и) полагались большие низкие платформы [162, табл, XX].

Стулья в зависимости от формы верхней перекладины делятся на дэнгуаши и (букв, "стул" [со спинкой] в форме подвешенной лампы") и итунши и (букв, "стул со [спинкой] слитной формы"). И у тех и у других сиденье квадратное, у четырех ножек внизу есть соединительные планки, подлокотники отсутствуют, вытянутая прямая спинка образована обычно круглыми в сечении стойками и центральной узкой доской, слегка изогнутой по спине сидящего. Коромыслообразное завершение спинки с нависающими, немного загнутыми вверх краями отличает дэнгуаши и (рис. 16) от итунши и, у которого прямая верхняя планка кончается сразу за стойками стула (рис. 17). Первое из известных изображений коромыслообразного завершения спинки встречается в росписи танской гробницы под девизом царствования Тяньбао (742 - 755) [76, 1959, № 8, с. 33]. Но, поскольку вся центральная часть утрачена, реконструировать форму стула (возможно, что и кресла) не удается. Видна только четырехгранная верхняя планка и поперечная прямая планка на уровне плеч сидящего. На свитке Гу Хунчжуна "Ночная пирушка в доме Хань Сицзая" (X в.) [159, т. 3, ил. 120 - 121] изображено шесть дэнгуаши и. По сравнению со стулом, изображенным в танской гробнице, здесь изменилась центральная часть спинки, а вторая горизонтальная планка сократилась я не доходит до боковых стоек. Из этого можно заключить, что процесс формирования дэнгуаши и был близок к завершению. Однако поперечные планки вместо центральной вертикальной доски еще встретятся на росписи одной сунской гробницы в пров. Ганьсу [77, 1955 г., № 9, с. 88, ил. 8]. Окончательно сложившиеся формы дэнгуаши и, характерные вплоть до цинского времени включительно, представлены в сунском захоронении в г. Чжулу, в северной части пров. Хэнань. В захоронении, открытом японскими археологами, обнаружены четыре деревянных стула. Захоронение датировалось примерно 1108 г. [162, табл. VIII]1. С. Фитцджеральд замечает, что Чжулу был небольшим провинциальным городом, а владельцы захоронения не принадлежали к придворной знати или высшим чиновничьим кругам. Это лишний раз доказывает, что кресла и стулья начали использовать уже широкие слои китайского общества [136, с. 68]. Девять каменных моделей стульев типа дэнгуаши и были найдены в сунской гробнице под г. Фанчэ пров. Хэнань2. Правда, воспроизведенная ткань, покрывающая сиденье и спинку, не позволяет рассмотреть их форму, но характерный выступ концов верхней планки четко различим. Есть изображения стульев и еще в двух сунских захоронениях3.

1 (Найденные в захоронении четыре стула и стол некоторое время хранились в музее Гугун (Пекин). Но перед второй мировой войной они были изъяты из музея, и следы их потеряны [136, о. 67].)

2 (Они воспроизведены в журнале "Вэньу" (см. [76, 1958, № 12, с. 73, рис. 17]): размеры меньших стульев - 13×13 см, высота спинки - 30 см, у больших - 14,5×14,5, высота спинки - 45,5 см.)

3 (В г. Наньгуане пров. Фуцзянь [76, 1958, № 5, с. 53] и Лаояне пров. Цзянси [76, 1955, № 9, с. 101, ил. 3].)

Рис. 16. Кресло дэнгуаши и. Династия Мин. Прорисовка
Рис. 16. Кресло дэнгуаши и. Династия Мин. Прорисовка

Рис. 17. Стул итунши и. Лак, роспись золотом. XVIII в. Прорисовка
Рис. 17. Стул итунши и. Лак, роспись золотом. XVIII в. Прорисовка

В "Сань цай ту хуэй" дается изображение складного стула - чжэдеи (букв, "складной стул"). Его нижняя часть аналогична имеющейся у цзяои, а спинка такая же, как у дэнгуаши и (рис. 18). Складным стулом пользовались во время прогулок и походов.

Рис. 18. Складной стул-чжэдеи. Прорисовка из 'Сань дай ту хуэй'
Рис. 18. Складной стул-чжэдеи. Прорисовка из 'Сань дай ту хуэй'

Кроме этого, существовали еще табуреты и небольшие скамейки.

Впервые изображения табуретов или небольших скамеек встречаются на ханьских рельефах [120, т. 1, табл. XXX, № 53, табл. XIV, № 75]. Однако иероглиф "дэн", обозначающий табурет, - более позднего происхождения. Он состоит из двух элементов: верхний - "дэн" обозначает "восходить, подниматься на"; нижний - "цзи" - "небольшой столик". В древности дэн назывались предметы для восхождения на чуан, соответствующие поздним подножкам. Как считает Чжу Цзяцзинь, во времена минской династии дэн стало общим наименованием сидений без спинок [96, с. 4].

Из форм дэн, в наибольшей степени сохранивших связь с подножками чуан, следует назвать баньдэн (рис. 19) и тяодэн (рис. 20), чандэн, представляющие прямоугольные продолговатые скамейки. Иероглифы "бань" и "тяо", входившие в состав терминов, означают соответственно "доска" и "ветка", "полоска". Таким образом, в названиях предметов отражена разница между длиной сиденья и его шириной: у баньдэн она значительно большая, чем у тяодэн, последние от столов отличает только высота сиденья (от 30 до 50 см) [130, рис. 4, 31, 42, 46, 58, 64). Высота баньдэн сильно колеблется: они бывают и довольно низкие и такие высокие, что ноги сидящего с трудом достают до пола.

Рис. 19. Скаменка-баньдэн. Прорисовка из 'Сань дай ту хуэй'
Рис. 19. Скаменка-баньдэн. Прорисовка из 'Сань дай ту хуэй'

Рис. 20. Скамейка-тяодэн, выполненная из хуанхуали. 89,5X30,5 см; выс. 32 см. Прорисовка
Рис. 20. Скамейка-тяодэн, выполненная из хуанхуали. 89,5×30,5 см; выс. 32 см. Прорисовка

В современном китайском языке до сих пор сохранилась привычка называть круглые и квадратные табуреты удэн в отличие от баньдэн. Иероглиф "у" по словарю "Шовэнь" ("Словотолкователь") объясняется, как "плоская вершина", при добавлении слева элемента "му" ("дерево") получается иероглиф, обозначающий "ствол дерева без веток" [96, с. 3]. Чжу Цзяцзинь предполагает, что у сначала представлял собой кусок толстого ствола дерева без ветвей, как-то приспособленный для сидения. Позднее удэн, или, что то же, фандэн, т. е. "квадратное дэн", превратился в табурет с четырьмя ножками и квадратным сиденьем (рис. 21). Средняя высота удэн 47 - 52см; дополнительные перекладины соединяют ножки между собой или вверху, или внизу, или посередине. Перекладины располагались крест-накрест, соединяя противоположные ножки, или вдоль краев [130, рис. 72 - 77]. Середина сиденья делалась деревянной, плетеной (из тростника, кожи), иногда вставлялась тонкая каменная плита (рис. 22). По рельефу на стене сунской гробницы в г. Лояне пров. Цзянси можно довольно точно представить, как выглядел и еще один табурет - юаньдэн, т. е. табурет с круглым сиденьем [77, 1955, № 8, с. 101]. Ножки юаньдэн по цинское время включительно отличались дугообразным изгибом. Сиденья у табуретов были не только округлые - контуры их могут напоминать по форме цветы айвы (хайтань), сливы мэйхуа, персика (рис. 23), а также веера [96, рис. 7, 16]. При Минах табуреты изготовлялись не только из обычных пород деревьев, но и из цзытань, хуали, хунму, наньму (см. словарь-указатель) и других ценных пород. Для цинских табуретов характерны вставки из камней и эмалей. Табуреты изготовлялись комплектом из четырех и более единиц, часто вместе с фанчжо (квадратный стол), по сторонам которого их расставляли.

Рис. 21. Табурет-удэн. Прорисовка на 'Сань дай ту хуэй'
Рис. 21. Табурет-удэн. Прорисовка на 'Сань дай ту хуэй'

Рис. 22. Табурет-фандэн, выполненный из хуанхуали. 44X44 см, выс. 52 см. Прорисовка
Рис. 22. Табурет-фандэн, выполненный из хуанхуали. 44×44 см, выс. 52 см. Прорисовка

Рис. 23. Круглый табурет-таошидэн, выполненный из цзытань, XVIII в. Прорисовка
Рис. 23. Круглый табурет-таошидэн, выполненный из цзытань, XVIII в. Прорисовка

Под сюдунь подразумеваются табуреты бочкообразной формы. Их изображения встречаются на целом ряде сунских свитков [см. 79, цз. 17, рис. 2 и цз. 26, рис. 2; 159, т. 2, ил. 269 и 291], а еще ранее у Гу Хунчжуна, в его уже упоминавшемся свитке "Ночная пирушка в доме Хань Сицзая" X в., где среди стульев и чуан видны сюдунь, на которых расположилась группа музицирующих. Однако представить конструкцию и материал табуретов не удается, так как табуреты покрыты тканью. Сюдунь могли быть из дерева (рис. 24) или плетеными, т. е. вместо ножек у них согнутые в круги прутья, что обеспечивало легкость и прочность конструкции; прутья между собой искусно скреплялись (рис. 25). По поводу объяснения специфической, бочкообразной формы сюдунь существуют две точки зрения. По одной из них, высказываемой С. Фитцджеральдом, само название "сюдунь" переводится как "вышитая подушка" и считается, что она и послужила образцом для первоначальной формы табурета. Подтверждается это тем, что узор на фарфоровых цинских сюдунь часто напоминает вышивку [136, с. 48]. Чжу Цзяцзинь предполагает, что исходной формой послужили тростниковые плетеные сиденья, так как мотив круга, образуемого согнутыми прутьями, повторяется в фарфоре и дереве, хотя последнее технически чрезвычайно трудно [96, с. 7] (рис. 26).

Рис. 24. Табурет бочкообразной формы-сюдунь. Прорисовка со свитка Су Ханьчэня 'Играющие дети'. Династия Мин
Рис. 24. Табурет бочкообразной формы-сюдунь. Прорисовка со свитка Су Ханьчэня 'Играющие дети'. Династия Мин

Рис. 25. Плетеный табурет бочкообразной формы-сюдунь. Прорисовка со свитка Шан Сисы 'Кошки и собака'. Династия Мин
Рис. 25. Плетеный табурет бочкообразной формы-сюдунь. Прорисовка со свитка Шан Сисы 'Кошки и собака'. Династия Мин

Рис. 26. Табурет бочкообразной формы-сюдунь, выполненный из хуанхуали. Выс. 41 см; диам. сиденья 26 см. Прорисовка
Рис. 26. Табурет бочкообразной формы-сюдунь, выполненный из хуанхуали. Выс. 41 см; диам. сиденья 26 см. Прорисовка

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://mebel.townevolution.ru/ "Mebel.TownEvolution.ru: Библиотека по конструированию и изготовлению мебели"