Книги о мебели
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

В современной науке под анализом культуры подразумевается рассмотрение различных ее уровней, а под полнотой изучения - охват материала самого разного характера. Избранная нами область исследования - формы, художественные особенности и функции традиционной китайской мебели - частное и специфическое проявление китайской культуры. Однако эта область представляет интерес не только в узко синологическом смысле: ее значимость более широкого плана.


В 60 - 70-е годы XX в. в искусствознании обостряется интерес к предметному окружению человека. Резко увеличивается количество работ, посвященных прикладному искусству вообще и китайскому в частности. Сравнительно хорошая изученность китайского фарфора, бронзы, лака, камня, костюма позволила выявить место и роль прикладного искусства в китайской культуре и значение его для других культурных регионов. Но представление о китайском прикладном искусстве не может быть полным, пока не освещен такой его раздел, как мебель; о ней в современной синологии известно еще очень немного. В ликвидации создавшегося положения в первую очередь заинтересованы музейные работники, антиквары и коллекционеры, до сих пор не имеющие руководства для атрибуции конкретных памятников. Такое руководство помогло бы переводчикам дать при переводе правильное значение термина и избежать серьезных неточностей в понимании оригинала текста. Исследование по китайской мебели заинтересует и историков, археологов, этнографов, филологов.

Заинтересует оно также большую группу исследователей, занимающихся европейским прикладным искусством (особенно середины XVIII и XX в.). Нам представляется существенным упущением отсутствие данных (или очень краткое освещение) о китайской мебели в фундаментальных энциклопедиях по истории мебели разных стран и эпох [107; 112; 123 - 125; 140; 151; 157]. В результате невозможно представить полную картину развития форм мебели во всем мире. Претендующие на всеобщность решения ответы на многие теоретические вопросы нельзя считать окончательными, пока их правильность не будет проверена на материале другого культурного региона, сопоставление с которым может показать локальный и относительный характер сделанного заключения, если вовсе не опровергнет его1.

1 (Последнее произошло при анализе отношений конструктивных и социальных различий в костюме. Как блестяще доказано Л. П. Сычевым на материале китайского костюма, конструктивные особенности выражают более этническую, чем социальную, принадлежность [54, с. 244 - 254].)

В двух культурных регионах, европейском и дальневосточном, на протяжении многих столетий работали, в сущности, над одними и теми же проблемами: отношением образа к материалу, взаимосвязью знака и функции, многослойностью структуры образа, но, так как решения искались применительно к разным системам отсчета, конечные результаты оказывались отличными друг от друга. В области прикладного искусства китайские мастера по сравнению с европейскими находились в более благоприятных условиях. Они творили в рамках цельной системы, длительность существования которой при непрерывающейся линии развития позволила им достичь полноты решения там, где европейский мастер успевал дать лишь намек и общие контуры ответа. Поэтому знакомство с достижениями китайского прикладного искусства может существенно обогатить творческие искания современных художников.


Настоящая работа - первая на русском языке о китайской мебели, и, как всякая первая попытка, она не может претендовать на исчерпываемость сведений и полноту обобщений. Работа построена так, чтобы дать общее представление о формах традиционной китайской мебели, ее художественных особенностях, а также о ее функционировании в жилом, культовом и общественном интерьерах. Строгая историческая последовательность в изложении материала не выдержана по целому ряду объективных причин. Основная из них - крайне слабая изученность вопроса как в китайской, так и в европейской литературе (см. приложенную библиографию). Небольшое количество точно датированных памятников, малая изученность в данном аспекте письменных источников1, недостаточность археологических данных, относительность приемов традиционного датирования предметов2 - все это делает невозможным написание в настоящее время истории китайской мебели. Ко всему китайскому прикладному искусству в целом в силу древности его художественных основ и непрерывности эволюции исторический подход применим в ограниченной и условной мере. Для европейской аудитории, только начинающей с ней свое знакомство, важнее получить общее представление о ее формах и художественных особенностях, чем детально ознакомиться с какой-то одной конкретной проблемой. Последнее возможно лишь на следующем этапе освоения материала.

1 (Ими могут служить древние классические тексты "Чжоу ли" ("Книга чжоуских установлений"), "Ли цзи" ("Книга установлений"), "И ли" ("Книга долга и установлений"), серии специальных разделов династийных историй, минские и цинские энциклопедии.)

2 (Китайские авторы датируют предметы ориентировочно: "династия Мин", "династия Цин", в лучшем случае это "раннеминское время", "позднеминское время" и т. д.)

В книге не ставилась задача описать коллекции мебели Государственного музея искусств народов Востока (ГМИНВ), Государственного Эрмитажа, ленинградских пригородных дворцов-музеев (г. Петродворца, Пушкина, Павловска), музея-квартиры М. Горького в Москве, так как право и честь обработки материала коллекций заслуженно принадлежит сотрудникам музеев.

Историография вопроса. Европейская литература по китайской мебели невелика как по количеству книг, так и по общему объему их текста. Это, естественно, негативно повлияло на степень осведомленности европейской аудитории о китайском интерьере в целом1. Впервые она познакомилась с некоторыми формами китайской мебели по альбомам Чэмберса, изданным в Англии в 50-е годы XVIII в. [118]. Это знакомство способствовало повышению интереса к коллекционированию китайских предметов обстановки.

1 (Герой романа О. Голдсмита "Гражданин мира" однажды был приглашен в клуб знатоков китайских обычаев в Лондоне. "Для остальных гостей были расставлены стулья, а для меня же, - пишет китайский философ, от имени которого ведется повествование, - положили на пол подушку. Напрасно уверял я хозяйку, что китайцы сидят на стульях так же, как европейцы, - она была слишком большим знатоком хорошего тона, чтобы обойтись со мною как с заурядным гостем" (16, с. 86]. Светская дама и ее гости были искренне убеждены, что китайцы не могут иметь кресел и стульев и сидят только на полу.

В 1974 г. роман был переведен на русский язык. Автор примечаний к нему оказался не более компетентным, чем члены английского клуба XVIII в. Читателю сообщается, что "китайцы сидели обычно за низким столом на низких скамеечках или табуретах, иногда же просто на полу на корточках" [16, с. 347].)

Европейские музейные коллекции китайской мебели составлены преимущественно из вещей, вывезенных из Китая в XVIII и XIX вв. для обстановки так называемых Китайских кабинетов, поэтому набор вещей в большинстве случаев носит случайный характер и более отражает европейские вкусы к отдельным видам изделий, чем дает представление о реальном положении дел в самом Китае1. В первой половине XX в. в результате активной деятельности иностранных антикваров на художественном рынке Китая происходил массовый вывоз старинной китайской мебели. Она попадала преимущественно в американские и частично в европейские частные собрания. Собственно, только с этого момента можно было приступить к изучению китайской мебели. Однако главным препятствием по-прежнему остается труднодоступность памятников, разбросанных по частным собраниям Китая, Америки и Европы. Коллекции государственных музеев КНР остаются до сих пор не исследованными и почти не опубликованными.

1 (Например, мебель строгих форм из цзытань и хуали (см. словарь терминов в конце книги) династии Мин в старых европейских собраниях не представлена, тогда как покрытая лаком мебель с инкрустацией имеется в большом количестве.)

Среди работ англоязычных авторов первой по значению следует назвать книгу Г. Экки "Китайская домашняя мебель". Г. Экки проделал огромную работу по собиранию и классификации материала, дал словарь терминов, произвел обмеры и сделал чертежи, показывающие характер соединительных, связей. Книга вышла в 1944 г. Ее ценность заключается не столько в тексте (в ней много ценных сведений, но довольно кратких и сугубо описательных), сколько в прекрасном иллюстративном материале, отличающемся качественным подбором памятников. Значение альбома сохранится надолго, так как большинство предметов находятся в частных собраниях, в частности у самого Г. Экки, и могут выпасть из сферы дальнейших исследований [130]. Как бы продолжением начатой Г. Экки работы по публикации наиболее интересных предметов стала вышедшая в 1975 г. в Нью-Йорке книга Р. Х. Элсворта "Китайская мебель" - подборка прекрасно изданных репродукций с изделий эпохи династий Мин и ранней Цин. Текст, так же как и в альбоме Г. Экки, носит чисто вводный характер и дает самое общее представление о возможной истории отдельных видов мебели.


В 1952 г. вышла небольшая книжка Л. Х. Стоун "Кресло в Китае" [162], представляющая первую попытку показать историю появления и развития форм китайского кресла. Однако ряд ее положений уже сейчас вызывает сомнения, особенно после издания в 1965 г. книги С. Фитцджеральда о хучуан [136], которую можно рассматривать как единственное серьезное и полное исследование по истории китайской мебели, отвечающее требованиям современной науки. В книге на основании литературных источников сделана попытка реконструировать формы и этапы эволюции одного из видов древнекитайского сиденья, хучуан, и решить в связи с этим вопрос о времени появления кресел и стульев в Китае. Некоторые уточнения в концепцию С. Фитцджеральда вносит небольшая статья о хучуан Дж. Чэпмэна [116].

Несколько удачных страниц по истории китайской мебели принадлежат крупному исследователю китайской культуры Дж. Фэргюсону [132; 133]. Для нас особенно важна его небольшая книга с описанием бронзового стола, датируемого шанским временем [133].

Небольшая статья, касающаяся ранних форм китайской мебели, принадлежит У. Иетсу [171]. В 20-е годы XX в. были изданы два альбома с предисловиями, в которых опубликованы образцы преимущественно лаковой поздней мебели из европейских собраний. Составители альбомов Герберт Кешинский [117] и Рошэ Одилон [148]. В 1929 г. в журнале "Пантеон" была напечатана статья Вильгельма Сломана о китайской мебели XVIII в., ошибочно приписываемой европейским мастерам [160].

В современной китайской литературе отсутствуют специальные исследования, касающиеся мебели. С большой натяжкой таким может быть назван альбом Ян Яо "Искусство народной китайской мебели" [104], но случайный подбор прорисовок без точных ссылок на оригиналы лишает его серьезного научного значения. Исключение составляют отрывочные публикации отдельных памятников в журналах "Вэньу" ("Материальная культура"), и "Каогу" ("Археология"). Единственным ценным для нас источником послужила статья Чжу Цзяцзиня о креслах и табуретах, которая содержит классификацию форм с краткой историей и описанием [96]. Важным источником информации была также специальная подборка цитат о мебели из древних сочинений в сборнике "Собрание выписок и материалов по истории китайского общества" [96а].

Отдельно необходимо отметить серьезную статью известного японского историка Фудзита Тоёхати "Хучуан" [85а], которая существенно дополняет книгу С. Фитцджеральда.

Помимо указанной литературы в качестве источников использовались: данные археологических открытий, освещаемые в китайской печати, древние классические тексты, цитируемые китайскими и европейскими авторами, упоминания о мебели в художественной литературе (преимущественно в романе Цао Сюэциня "Сон в красном тереме" [65], а также в романе "Цветы сливы в золотой вазе" [89б] в романе Цянь Цая "Сказание [66] и других произведениях), изображение мебели на свитках танского, сунского и минского времени, гравюры, а также публикации отдельных памятников в европейских изданиях по прикладному искусству Китая. Часть информации почерпнута в работах общего плана, описывающих нравы и обычаи китайцев. В основном это записи непосредственных наблюдений европейских путешественников XIX - начала XX в. [3; 7; 14; 17; 19; 31; 37].

В литературе, перечисленной выше, ни один из авторов не касался специфики художественной формы, анализа ее свойств и эстетических достоинств. Оставалось незатронутым символическое значение форм и деталей орнаментики. Не делались попытки раскрыть роль мебели в системе китайского интерьера. При решении всех этих вопросов большую помощь нам оказали книга Е. В. Завадской "Эстетические проблемы живописи старого Китая" [21] и книга Л. П. Сычева и В. Л. Сычева "Китайский костюм. Символика. История. Трактовка в литературе и искусстве" [54], а также целый ряд других работ, посвященных общим проблемам китайской культуры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://mebel.townevolution.ru/ "Mebel.TownEvolution.ru: Библиотека по конструированию и изготовлению мебели"